Глава Русского концертного агентства Дмитрий Гринченко: «Восстановление простым не будет»

Российская музыкальная индустрия поставлена на паузу, как и другие сферы бизнеса. Насколько именно непростым будет выход из кризиса — не знает никто. Пойдет ли вообще публика на концерты сразу после снятия ограничений? Слишком многое сегодня зависит от поддержки музыкальной сферы со стороны государства — того, насколько последовательной, продуманной и терпеливой она будет. Тем не менее есть и позитив. Например, инициатива Юрия Башмета и Русского концертного агентства по прямой меценатской поддержке коллег. Обо всем этом, а также о чуть более отдаленном будущем «Культуромания» поговорила с генеральным директором Русского концертного агентства Дмитрием Гринченко.


— Коронавирусная инфекция внесла коррективы в жизнь многих и вызвала кризис во многих сферах. Как его переживают музыкальная и звукозаписывающая отрасли?

— Безусловно, коронавирус и ограничения, которые связаны с пандемией, сказались на жизни каждого человека в России и в мире. Сфера культуры и музыкальная сфера — одни из наиболее пострадавших. Отменены или перенесены концерты, фестивали, не проходят репетиции, публика не имеет возможности прийти в залы, все остановилось. Безусловно, очень страдают небольшие частные компании, продюсерские агентства, которые не имеют финансирования от государства на заработную плату сотрудников, аренду офисов. Нужно не забывать о них обязательно, потому что именно такие агентства во многом являются кровеносной системой всей отрасли, связующим звеном между артистами, залами, филармониями, фестивалями. Особенно тяжело ситуация складывается для музыкантов и артистов, которые не были сотрудниками какой-либо организации. Солисты, дирижеры, композиторы просто физически лишились всех источников доходов. Мы стараемся, насколько это возможно, помочь таким музыкантам.

— Каким образом?

— Юрий Башмет и Русское концертное агентство создали частный фонд поддержки музыкантов и композиторов. Музыканты, нуждающиеся в помощи, смогут подать туда заявки, мы их рассмотрим. Собираемся мы помогать и композиторам, у которых будем заказывать музыкальные произведения. Пока планируем помочь пяти из них. Но уже сейчас заявок значительно больше, чем ресурсов, которыми мы обладаем. Поэтому, как это не грустно, приходится выбирать, кому сможем помочь, а кому — нет. Но мы уверены, что появятся люди, готовые помочь музыкантам в такой непростой момент. Больше того, они уже нашлись. Мне позвонил дирижер, который выразил желание от себя лично поддержать одного музыканта. Мы предложили не перечислять деньги в фонд и дали список тех, кто подал заявки, предложив выбрать музыканта и самостоятельно оказать ему поддержку. Сейчас таких меценатов уже несколько. Думаю, к нашей инициативе присоединятся другие неравнодушные, готовые поддержать профессиональное музыкальное искусство в не самый легкий период.

— В бюджете на 2020 год зарезервировано 1,4 трлн руб в качестве экстренных мер поддержки экономики. Около 1% ВВП на те же меры предоставит Банк России. Достаточно ли такое количество средств для «реанимации» экономики, в том числе креативной, и можно ли эту сферу поддержать нефинансовыми методами?

— Я знаю, сейчас обсуждаются разные сценарии развития ситуации и варианты помощи отрасли. Поэтому любые разумные инициативы, как предложения Российского музыкального союза, направившего их в адрес главы правительства, так и другие меры, представленные профессиональным сообществом, будут обязательно рассмотрены. А дальше уже власть примет решение, как именно поддержать пострадавшие отрасли. Единственное, что могу сказать, все очень ждут определенности, понимания и реальной поддержки.

— Как вообще на композиторов, музыкантов и работников индустрии влияет режим самоизоляции?

— Отрицательно влияет. Более двух месяцев отменены концерты, оставлена вся музыкальная деятельность. Конечно, композиторы, исполнители, творческие люди выполняют требования карантина и сидят дома, и все относятся к этому с пониманием. Но ситуация день ото дня становится все более непростой.

— В апреле правительством был переутвержден перечень наиболее пострадавших от кризиса отраслей экономики, которым планируется оказывать первоочередную поддержку. В этот список вошли такие сферы, как культура, организация досуга и развлечений. Это то, чего добивались Российский музыкальный союз и Национальная федерация производителей фонограмм?

— Думаю, надеюсь, что это только начало большого пути. Для того, чтобы сфера культуры и профессионального искусства не просто выжила, но имела возможность развиваться уже после снятия ограничений, требуются дополнительные меры поддержки, уверен, что они будут приниматься властью. Но восстановление концертной, театральной жизни не будет простым. Сейчас ни у кого нет ясного понимания, как будет реагировать публика после снятия ограничений: пойдет ли она в зал или будет относиться к этому с опаской. К тому же, у людей, а пандемия уронила экономику во всех странах мира, доход станет меньше. Кто-то остался без работы в момент кризиса, у кого-то сократили зарплату. Поэтому нужно будет сделать еще много разумных шагов, чтобы индустрия в целом восстановилась.

— Ваш прогноз на то, как будет развиваться ситуация в музыкальной и звукозаписывающей индустрии после окончания эпидемии?

— Ситуация будет очень непростой, не думаю, что российская музыкальная индустрия быстро вернется к росту, который она демонстрировала последние годы. Восстановление быстрым не будет.

— Если говорить о чуть более отдаленном будущем, то как изменится рынок музыкальных произведений, на который войдет искусственный интеллект?

— Это интересная тема. У нас был эксперимент в этой области, когда мы договорились с компанией «Яндекс» и привлекли искусственный интеллект к созданию музыкального произведения, премьера которого состоялась на нашем Зимнем международном фестивале искусств в Сочи. Нейросеть «Яндекса» задала основные музыкальные темы пьесы, а замечательный молодой композитор, наш близкий друг, Кузьма Бодров на основе этих тем написал пьесу для солирующего альта и симфонического оркестра. Был такой довольно увлекательный и вполне успешный эксперимент. Мы потом эту пьесу сыграли на концертах еще несколько раз.

— Заменит ли искусственный интеллект композитора и, может быть, даже слушателя?

— Вот в это я не верю. Для композитора главное — вдохновение и талант. Для искусственного интеллекта — объем информации, которая загружена в компьютер. Знаете, есть такая профессия — музыковед, порой у него объем профессиональных знаний о музыке гораздо больше, чем у композитора, но творцом он от этого не становится. Это разные профессии. И далеко не всегда объем информации играет основополагающую роль в создании произведения искусства. Поэтому я уверен, что еще долго искусственный интеллект не сможет заменить ни композитора, ни исполнителя, ни слушателя, который приходит воспринимать и передавать в ответ эмоции. Такой момент совместного сопереживания тому, что происходит на сцене, во время живого концерта, ничто не заменит.

Елена Сердечнова



Источник https://kulturomania.ru

Последнее изменение Понедельник, 01 июня 2020 13:30